Menu

Чьи интересы действительно реализуют новые власти Польши?

Один из ведущих журналистских „ястребов”, Рышард Чарнецки, официально признал, что „Реально Польша все еще является крупнейшим адвокатом и послом Украины на международной арене. Не ставит Украине каких-либо предварительных условий, потому что для Польши Украина имеет стратегический характер (...)” . Неужели никто в Варшаве не видит безответственности этой политики? Ее общей иллюзорности и глубокой вредности?

 

В ситуации, когда даже Германия – один из инициаторов и спонсоров восстания на майдане 2013/2014 года – не говоря о, например, Франции, Чехии, Словакии и Венгрии, все более и более дистанцируется от послемайдановой Украины и ее скомпрометированных властей, Варшава считает эти власти за „стратегического партнера”. Партнера для чего? Прометейской политики, основания которой развивалось в политических реалиях 20-30 годов XX века? Для реализации концепции Гедройца, образовавшейся в реалиях холодной войны полвека назад?

Неужели никто в Варшаве не видит, что заканчивается 2015год? Действительно, никто в польской интеллигенции не понимает, что Берлин и Брюссель будут стремиться к де эскалации отношений с Россией и будут искать с ней сотрудничества на поле боя от угроз, идущих с Ближнего Востока? Господа Порошенко, Яценюк и Саакашвили никогда не рассматривались ЕС как „стратегические партнеры”, скорее как пешки в геополитической игре. В настоящее время эти господа составляют большую нагрузку для ЕС, от которой Берлин и Брюссель захотят избавиться.

 

В связи с этим возникает вопрос, какие „европейские устремления” Украины хочет поддержать президент Дуда? Правда ли он верит в то, что страна, рейтинг которой был снижен с „мусорного” до „частично неплатежеспособного”, может быть принята в ЕС? Зачем нужно вступление Украины в НАТО? Политической линией новой власти в Польше является эскалация напряженности с Россией. Кроме без критичной поддержки для послемайдановых властей Украины, эта политика проявляется в стремлении к разрыву соглашения НАТО-Россия с 1997 года и установке американских баз в Польше, которые анонсировал глава МИД Витольд Вашчиковски. В чьих интересах эта политика действительно реализуется? Почему СМИ в Польше скручивают спираль страха перед Россией, пользуясь языком военной пропаганды?

 

В интервью для итальянского журнала „Corriere della Sera” президент Путин отметил, что военные расходы США больше всех остальных стран мира вместе взятых, и что это не Россия стремится к войне с Польшей и Прибалтикой. „Только кто-то больной на уме или кто-то очень размечтавшийся может представить себе, что Россия нападет на НАТО”, – заявил Путин. Однако можно себе представить ситуацию противоположную. В этот сценарий вписывается восточная политика политического лагеря, сосредоточенного вокруг партии PiS, которая должна быть еще более антироссийской и проукраинской, в отличие от политики ее предшественников. После смены руля правления в Варшаве с немецкого на американский, ничего другого, впрочем, можно было и не ожидать.
Богдан Пентка

Ссылка на источник

добавить на Яндекс