Menu

Как мы тратим деньги Евросоюза? Бетон, тротуары и пустые дороги

ГЖЕГОЖ СРОЧИНСКИ: Как мы тратим деньги Евросоюза?


МАРЕК В. КОЗАК: На все, что можно сделать из бетона - дороги, тротуары, здания, ремонт. 80% средств идет на большое строительство.

 

- Это плохо?

- Мы тратим деньги на комфорт и качество жизни. Как богачи. А они должны были пойти на развитие.


- Но ведь инфраструктура служит развитию.


- Нет, не служит. Эта стена за вами кого-то учит? А тротуар придумывает что-то? Нет научных доказательств влияния инфраструктуры на развитие, это всего лишь многочисленные примеры, что можно строить до бесконечности без эффективности. В официальных польских документах говорится об "инфраструктуре, служащей развитию", однако это не соответствует действительности.


- А аэропорты?

- В Лодзи, Быдгоще, Зеленой-Гуре упадок, в Радоме построили, но даже не сдвинулось. Аэропорты служат престижу местных властей, и ничему больше. За исключением пяти крупнейших.

- Стена ничего не делает, но ведь по новой дороге компании могут перевозить свою продукцию и развиваться.

- А разве до сих пор не могли?

- По ямам.


- И что с того? Строить инфраструктуру нужно там, где ее отсутствие является препятствием на пути развития, которое уже имеет место. Автострада Варшава - Берлин имеет смысл, потому как там наш рынок. Зато мания строительства фрагментов дорог по всей стране смысла не имеет. Они служат для удобства граждан, но не имеют ничего общего с развитием.

 

- Варминско-мазурское воеводство является главным инициатором строительства трассы S7 Катовице - Варшава - Гданьск через Оструду. Как только эта трасса будет построена, окажется, что за то же время, за которое когда-то можно было доехать из Варшавы до Оструды, можно добраться на море. Кто остановится в Оструде?



-

У нас тоже есть инвестиции.


- В основном на западе страны и в больших городах. А если где-то нет признаков развития, то уж автомагистраль и аэропорт точно ничего не изменят.

 

- Мы вкладываем почти все деньги в дороги, дорожки, здания, реставрации ратуш под лозунгом "туризм", как будто турист захочет зайти в ратушу. А потом у нас проблемы после каждой бюджетной перспективы ЕС.

- Что происходит?

- Польским компаниям выгодно не быть инновационными. Проще принять заказ из Германии на производство - это приносит хорошие деньги, и не нужно создавать постоянное место работы для кого-то, кто что-то новое придумает и потом протестирует. Инженеру нужно прилично платить. Польская экономика хорошо себя чувствует, потому как немецкая чувствует себя еще лучше, и немцы все время что-то у нас заказывают. Однако это они изобретают, конструируют, и часто даже не остается и следа в виде знака "Made in Poland".

 

- Инновации упали?

- Потому что победила мания строительства. Деньги пошли на здания и их оборудование, а не на людей, способных создавать инновации.

 

- В городе на юге Польши на одной стороне улицы стоит гигантский университетский технологический парк, а на другой - большие лаборатории политехнического института. Почему не построили это вместе? Охранник открыл мне очередную дверь лаборатории, потом закрыл, и никого не было. Я видел несколько подобных мест. Здания построены, оборудование закуплено, но только никто в них не работает.

- И что же делать?


- Для начала прекратим строить! Расходы можно увеличивать до бесконечности, потому что всегда можно оправдать, что еще чего-то не хватает. "Может быть, когда-нибудь пригодится", - сказал бурмистр Фрампола о кольцевой дороге, которая стоит пустая.


- Улучшение качества жизни - это, наверное, тоже какая-то ценность?


- Вот идете Вы по новому тротуару, но безработный. Это хорошо?

- Приятнее иметь отремонтированный рынок, покрашенную ратушу и ровный тротуар.

- Это страна сможет себе позволить, когда будет богата. Разве инфраструктура создает постоянные места работы и дохода? Сама инфраструктура не даст нам развития.

 


- А что дает?

- Людей и предпринимательство. Не бетон, а: открытое мышление, поиск шанса на рынке, социальный капитал, навыки поведения в различных ситуациях, интеллигентность, образование, квалификацию, способность к сотрудничеству, доверие к другим людям. Классическая триада, которая определяет сегодня развитие страны, это толерантность, талант, технология.



- И чем проще будет, тем больше пойдет на бесконтактные мойки.

- Прежде всего, на тротуары, улицы и бетон. Официально до сих пор говорится, что нужно достичь целей, поставленных в программах ЕС, что в инновациях, что в социальном капитале, однако окончательная оценка такова - были потрачены эти деньги или нет. И регион, который потратил больше на душу населения или на квадратный километр, награждается.

- В Польше господствует специфическое понимание политики сплоченности как способности переработки всех европейских средств, это также давление СМИ. Вся система на это настроена. И это имеет свои последствия.

 

- То есть мы все немного притворяемся.

- Политики, должностные лица и граждане. Немцы выложили для нас деньги, так мы их и взяли, только дурак бы не взял. Вы должны нам за войну. Но уже на что мы тратим, и есть ли у этого руки и ноги - посмотрим. Что-то мы построим, политик разрежет ленточку перед выборами, священник освятит, камера покажет, у обывателя есть новый тротуар и он тоже чувствует, что ему повезло.

 

- Мы не развиваемся?

- Мы развиваемся. После присоединения доходы в Польше на душу населения выросли вдвое. Хороший результат. Проблема заключается в том, что Польша преследует удаляющийся пелотон. После десятилетия в Европейском Союзе мы до сих пор являемся одной из четырех самых бедных стран Европы.

- С точки зрения экономики в мировых рейтингах мы находимся в районе 20го места, однако если речь идет об открытости, инновационности, конкурентоспособности, то мы где-то в районе 40го места - рядом с Молдовой и Россией. Наша экономика большая, но несовременная. И этого не изменят ровные тротуары.

Ссылка на источник

добавить на Яндекс